Flash Player отсутствует. Загрузить
 
   
 
 

Копаясь в своих записях столетней..

11.07.2008  17:05:06

..давности, я наткнулся на призабавный отрывок. Вот он:

***

Патрик открыл глаза. Изображение плавало, размывалось и было невероятно ярким. Он прищурился и пошарил глазами по сторонам. Слева и справа какие-то салатовые пятна, а сверху, прямо над головой ослепительный белый шар. Патрик провел языком по пересохшим губам. Дико хотелось пить. И еще болело, ныло где-то в области живота. Он попытался привстать, но тело словно окаменело, ни руки ни ноги не слушались. Патрик закрыл глаза и попытался сосредоточиться, что было очень трудно, потому как в голове колыхалась вязкая муть.
«Что, черт возьми, происходит?» — спросил он воображаемого собеседника, но тот не ответил.
Через пару минут Патрик предпринял новую попытку изучения окружающего, и на этот раз результат был обнадеживающим: салатовые пятна начали приобретать конкретную форму и уже через секунду оформились в зеленые халаты врачей, а ослепительный шар оказался ничем иным, как мощным Юпитером в шесть ламп. Люди в зеленом стояли совершенно неподвижно, словно манекены.
— Эй, — позвал Патрик. Никакой реакции.
Все больше недоумевая, Патрик собрал все силы и приподнялся. Этот маневр вызвал приступ резкой боли в области живота, но шок от увиденного тут же затмил эту боль.
— Черт меня возьми! — пораженно прошептал он.
Патрик лежал на операционном столе и его живот все еще был разрезан, материя вокруг раны имела цвет кирпича и сосем не блестела, из чего следовало, что кровь успела засохнуть. Неподвижная медсестра тянулась к ране тампоном и все не могла достать. Один из врачей, склонившись над раной, держал в застывшей руке загнутую полукругом иглу, от которой шла тонкая белая нить к животу Патрика. Перед тем, как превратиться в каменного истукана, врач успел сделать три-четыре стежка.
Увидено прочистило Патрику мозги окончательно. Он откинулся на спину и принялся лихорадочно соображать.
«Операция… Я что, болен? Болен, болен… Может аппендицит? Черт, не помню… Что там вообще находится? Желудок, почки, печень… Но у меня с ними никогда не было проблем! Или были?.. Нет, наверное, все-таки, аппендицит, это еще хоть как-то можно притянуть к здравому смыслу. Точно аппендицит. Если зашивали, значит таки вырезали… и вырезали успешно. А что с ними приключилось то?.. Что, черт возьми, с ними случилось?! И мне то что теперь делать?!»
Задав себе последний вопрос, Патрик вдруг успокоился.
«Для начала, зашить дырку», — поставил он себе задачу и безотлагательно приступил к реализации.
Правой рукой он забрал у врача иглу, второй осторожно ощупал рану. Кожа на краях разреза была сухой и прикосновение почти не вызывали боли. Патрик прицелился, зажмурил глаза и проткнул. Боль оказалась мимолетной и поверхностной, но звук был такой, словно Патрик проткнул пергамент. На следующие несколько стежков ушло минут десять, а потом он приловчился и доштопал себя в минуту. Завязав нитку, Патрик подумал, не пройтись ли ему еще рядок для пущей надежности, но решил, что это явный перебор, дотянулся до скальпеля и обрезал нить. Следующие пятнадцать минут ушли на перевязку.
Все эти манипуляции утомили Патрика, и он уже собрался расслабиться и закрыть глаза, дабы дать несчастному сознанию и вымотанному телу передышку, как вдруг ему на щеку упала капля. Холодная водяная капля. Потом еще одна, и еще. А в следующую секунду уже шуршало вокруг, звенело о стеклянные колбы и лучистую сталь хирургических инструментов, стучало о гулкий кафель пола. Патрик приподнял голову и медленно осмотрел заливаемое дождем помещение, затем, все больше пугаясь, он метнул взгляд к потолку, — что это за операционная под открытым небом?! — но потолок был на месте, а дождь все равно шел. Дождь прямо как-то назойливо, как-то даже упрямо барабанило по телу Патрика, по неподвижным врачам, отчего их светло-зеленные халаты приобрели цвет хаки, по приборам и инструментам, врезался в кафельный пол и разлетался миллионами брызг. Патрик замерз в одно мгновение.
«Замкнет», — пришла ему в Глову тревожная мысль, когда он рассматривал мигающие огоньки приборов.
И замкнуло. Бабахнуло так, словно артиллерийский расчет дал залп. Удаврная волна вышвырнула Патрика из операционного стола и гепнула об стену. Стеллажи и тележки разлетелись в разные стороны. Некоторое время Патрик ничего не слышал, зато видел. Он видел, как ломанный ослепительный зигзаг воткнулся в голову неподвижного врача и расколол его пополам, словно деревянную чурку. Вспышка была такой интенсивной, что Патрик инстинктивно зажмурился, но белые пятна уже плавали где-то между глазами и мозгом, голова раскалывалось, и было невозможно не только смотреть, но и думать. Патрик прижал ладони к глазницам, смачно выругался. Левый бок жег и саднил. Где-то сверху что-то трещало и позванивало, потом тяжело лопнуло и на голову и плечи посыпались острые осколки.
«Надо выбираться отсюда», — догадался Патрик.
В ушах все еще стоял звон, но солнечные пятна в глазах потускнели, начали редеть, и Патрик осторожно открыл глаза. Дождь все еще шел. Левая половина расколотого врача стояла, как ни в чем не бывало, а правая завалилась на операционный стол, и скальпель, зажатый в пальцах этой самой половины, воткнулся как раз туда, где всего несколько минут назад покоилась голова Патрика. Медсестре тоже не повезло. Она имела неосторожность оказаться в полуметре от эпицентра удара молнии и теперь горела ровным синевато-зеленым пламенем. Прочая команда врачей-манекенов оставалась на своих местах, все так же пялясь на операционный стол ничего не видящими глазами, только одну ударной волной сорвало шапочку и зачесало назад волосы. Юпитер под потолком все еще светил, но из шести его ламп уцелело только две, остальные покоились на полу в виде битого стекла.
«Они что, прибиты к полу?» — подумал Патрик, имея в виду команду медиков. Но удивляться был некогда — все болело и отчаянно стучали зубы. Патрик опустился на четвереньки и, лавируя между битого стекла и покореженной аппаратурой, направился к выходу.
В коридоре было тепло и сухо. Патрик сел на пол, опершись спиной о стену, и осмотрел себя. Повязка на животе пропиталась водой и кровью и из-под нее сочилась розовая сукровица. Весь левый бок горел — ожог был не сильный, но ощутимый. Колени, локти, скула, лоб — все, что по строению анатомии имеет склонность к выпуклости, было сбито и содрано.
— Операции прошла успешно, — заключил Патрик и даже нашел в себе силы усмехнуться. — Доктор, как прошла операция? О, все в порядке! Пациент будет жить!.. Бред! Полный бред! Рассказать Максу, так он меня в дурдом отвезет… Стоп! Кто такой Макс? Макс это… это… Черт! Они мне что, вместе с аппендицитом кусок памяти удалили?! Ладно, спокойно, разберемся. Сейчас главное — привести себя в порядок».
Патрик было подумал, не вернуться ли ему в операционную, чтобы поискать спирт и бинты, но прислушался — за закрытой дверью все еще шпарил дождь, и решил, что ну его. Он медленно поднялся и побрел вдоль стену, заглядывая в каждую дверь, которая попадалась по дороге. Три комнаты подряд были пусты, а четвертая — нет. Патрик открыл ее и застыл, как вкопанный. Весь дверной проем и выше — до самого потолка занимала колыхающаяся водная масса, так, словно Патрик смотрел на воду сверху, и совершенно не собиралась проливаться в коридор. Откуда-то из глубины комнаты выплыло две серебристых рыбины, размером с артиллерийский снаряд, описали по комнате полукруг и направились к дверному проему, то есть прямо Патрику в руки.
«Аквариум», — с облегчением подумал Патрик.
А рыбы тем временем подплывали все ближе и ближе, и вдруг пересекли границу вода–воздух и выплыли в коридор. Патрик видел, как скосились в его сторону желтые глаза с черными зрачками, и как мерно раздували их жабры и неспешно шевелились плавники. Одна из них проплыла в паре дюймов от лица Патрика, и он ощутил стойкий запах свежей морской рыбы.
— Я спятил, — догадался Патрик, глядя вслед уплывающим вдаль по коридору рыбам.

***

Это все. Я уже не помню, когда его написал, и что это должно было быть.
Кто бы мне рассказал, как там дальше должен равиваться сюжет?
потому как начало вполне интригующее. :)

 

Комментарии

Медвежуть 18.07.2008 12:05:42

Прикольно.А я думаю на ЛП проканает и ф таком виде.Вполне контыркультурна...И это,Евгений,хде продолжение романа?

Дымыч 18.07.2008 17:52:28

Не, так не проканает. Похоже на элэсдэшное путешествие, хотя личного опыта не имею. Тут можно нагородить с эверест неожиданностей и кучу направлений.
(проплывая, рыба хитро, по ленински, прищурилась и неожиданно сильно хлестнула хвостом по щеке. А потом ещё и ещё, приговаривая: "очнись, мудила, нас сейчас повяжут!"
*
Тут можно добавить обдолбаный притончик и злобных стражей порядка, режущих дверь болгаркой. И мёртвую девку, вздутую от жары.

Немец Е. 21.07.2008 12:22:59

"очнись, мудила, нас сейчас повяжут!" - бгыгыгыг, уматно.
меня тут работой придавило неподецки. скоро вернусь с продолжением

Наташа Елисеева 29.07.2008 13:18:22

Ой, ну сколько же идей сидит в вашей голове?!:))) Наверное, не сосчитать.....

Немец Е. 29.07.2008 18:58:34

Наташа, реализовавыть все не успеваю - это точно.

Оставить свой комментарий

 
 
 
 
Сообщение: Имя (ник):
Введите сумму: + =
 
 
 

 

 
 
     
 

Информация и тексты на сайте являются интеллектуальной собственностью автора и защищены авторским правом.
Копирование и размещение на других ресурсах сети возможно только с согласия автора.
E-mail: desert@desertart.ru

Дизайн сайта и авторский арт
Сергея Агарева